ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ

1.Теоретические моделы насилия в психологии и криминалистике. Преступные психологи делят насилие в 2-ух направ­лениях: личное и коллективное. Личное либо лично­стное насильное поведение ориентировано к одному либо нескольким индивидумам. Пока коллективное насилие осуществляется группой людей, и ориентировано на 1-го либо несколько лиц. В целом, насилие разъясняется соответствующей для него спонтанностью и ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ нейротичностью в ответ на нехороший для их стимул (Delaney, T., 2002). Ответы на данные реакции в ситуациях являются неопределенными и порождаются быстрее неуравновешенностью и выраженной тревожностью личност­и. К этим особенностям относятся и когнитивные убеждения, и чувственные причины (фрустрация и раздражительность), ко­торые генерируют мотивацию для брутального ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ поведения.Есть несколько моделы поведения:

§ Антисоциальное поведение. Сейчас обращается внимание на мальтретирование в детском возрасте, которое гене­рирует антисоциальное поведение. В публикации Кати Уидъм (1989) „The cycle of violence" поддерживается догадка (Widom, C. S., 1989), что пренебреженные, заброшенные и мальтретированные малыши, потом совершают преступные деяния.

§ Психопатное поведение. Современные исследователи
употребляют модели Робърта ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ Хеъра и Дороти Люис, которые базируются на психической теории о психопатной модели в развитии био-психосоциального нюанса злодеяния. При этих моделях ищется связь меж ментальными недостатками, неврологической уязвимостью, насилием в детстве и преступным поведением.

В исследовании Хю Херва „Psychopathy across the agens: A history of the Hare psychоpath" описывается ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ последующая характе­ристика: Психопатная личность - это инструментально-импулсивный индивидум со слабеньким контролем над своим поведением, который безоглядно и без угрызения совести манипулирует других средством опасности либо насилия. Соответственно, его способность просто может подавлять моральность для личной обеспеченности, не чувствуя угрызения. Все это делает его увлекательным для исследования (Herve, H., 2007). С возникновением ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ и развитием DSM его уникальная клиническая картина: интелли­гентный, но с соц отклонениями, без чувственных задержек, является интригующей для исследования.

Согласно студии „Practice concerns: Psychopathy and deception" Barry Cooperа и John Yuille создатели отыскали, что правонарушители с психопатностью сильно много накалывают в собственном поведении, которое является патологическим ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ признаком, а не только лишь целью для манипулирования в межличностных отношениях (Cooper, В. and Yuille, J. C., 2007). Это утверждение создателей основывается на PCL-R, в каком содержатся 2 айтема для показателя насилия.

Cooper и Yuille подтверждают тезис Пола Екмана (1997), что «насильчики» по природе знают о собственных умениях. Они употребляют это ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ поведение в домашней среде, в школе, с друзьями, когда пригодится, не чувствуя вины за свои поступки. Эта их уверенность является признаком для психопатной личности» (Зкман, П., 2007).

Это представление лиц с психопатностью обрисовывает нам лич­ностей, которые испытывают удовольствие от насилия в собственном пове­дении.

§ Маскулинное поведение (мужественность, гнев, насилие).
Согласно официальной ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ статистики совершители злодеяний являются маскулинном типом, который преобладает при насильных. Потому обращается суровое внимание на связь меж муже­ственностью и насилием. Исследования в этой стороне сфокусирова­ны на процессы социализации, где существенное влия­ние оказывает нежней пол исходя из убеждений его личного и межличностного развития. В реальным ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ времени фокус на исследовании стоит на развитие мужественности и мужественной идентичности (McNeil, T. L., 2002).

Роль мужественности (masculinity) существенна для развития идентичности мужского пола в культурном, социа­льном и психическом нюансе. Мальчишки призваны еще с ранешнего возраста принимать рисковые решения. Это поведение добивались предки либо взрослые с близкого окружения, как определенная норма для ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ каждого индивидума мужского пола (Canada, G., 2000). Корреляции при рисковом поведении демонстрируют в ситуациях конкуренции, где может быть существовать брутальный акт либо деструктивное проявление. В 90% из совершителей насильных злодеяний наблюдается выраженная маскулинность.Насильное поведение директно корелирует с агресией:

Ещо в 70-тых годах Бърковиц(1962, 1974, 1993) и Фешбах(1970) определяют, что для определения данного насилия как ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ злость, нужно включать намерение ранить другого, а не просто сделать вышеупомянутые последствия. Согласно Л. Бърковицу (2003) злость бывает два вида: агрессивная и инструментальная (Аронсон, 3., Уил-сон, Т., Зйкерт, Р., 2004; Фром, Е., 2003; Изард, К., 1999). Враж­дебный (реактивный) тип злости - это поведение, которое подчинено чувствам (эмоциям либо гневу) индивидума ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ, цель которого является при­чинением боль либо телесное повреждение. Инструментальный тип злости - это намерение, цель которого является воплощением вред.

Теория общественного исследования брутального поведе­ния основывается на ролевое поведение, идентификацию и людские отношения. Данная личность может подражать поведению другой, это подражание включает личностные фак­торы . При отсутствии ролевой модели нет подража ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ­ющего поведения. Теоретики общественного исследования сочета­ют операциональные и обусловляющие теории. Самая всеохватная теория о соц исследовании представлена Албъртом Бан-дурой (Bandura, 1973, 1983). Согласно этой теории, поведение возник­ает в итоге содействии меж когнитивными факто­рами и факторами среды - реципрокный детерминизм. Субъекты обучаются, следя других (целенаправленно либо случаем ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ) - моделирование либо исследование средством подражания. Ин­дивидуальный выбор модели является под воздействия различных фак­торов - возраст, пол, домашний и соц статус, подобие. Если избранная модель отражает нормы здоровья и ценности, индивидум развивает внутри себя личностную эффективность (self efficacy) - способность для адаптации, как к обычным каждодневным, так и к угрожающим ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ ситуациям. Устранение отрица­тельных типов поведения может быть с помощью перемены поведе­ния средством обучения субъекта других техник из других ролевых моделей (Kaplan и Sadock, 1988). В этой теории визируется предположение, что корешки вышеупомянутого поведения многообразны по охвату и включают внутри себя, как прошедший опыт и исследования „агрессоров", так и широкий ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ диапазон наружных ситуативных причин.

2-ая причина насилия связанная с личной склонностью к стрессу. В психо­логическом плане рассматриваются два типа поведения (А и Б) по моде­ли Майера Фридмана и Рея Роузмана (1974):

Поведение типа А. Этот тип людей нетерпеливы (неторопливы). Просто провоцируют к более высочайшим уровням злости, не глядя ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ на то, что их злость спрятана либо подтиснута, и проявляется как тенденция к соревнованию и конкуренции с по­стижениями других. Брутальные реакции наблюдаются даже при столкновении с неувязкой, которой они не могут завладеть. В собственных убеждениях они считают, что показателем личной ценности является мате­риальный фуррор. Они имеют прирожденную склонность ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ к более высо­ким уровням активации и отъявленной мотивации к поиску чувств. Они проявляют завышенную склонность к установлению личного контроля. Их поведение в группе характеризируется рвением к занятию лидерской позиции и склонностью к преобладанию.

Поведение типа Б характеризируется последующими психо­логическими особенностями:

Этот тип склонен оценивать каждое отдельное событие в ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ кон­тексте собственного целого актуального пути и отыскать смысл там, где другие люди переживают сильный стресс и депрессия. Они интенсивно ис­пользуют данные социальные ресурсы, чтоб пережить действия, вызывающие стресс. Получает более огромную социальную поддержку. Принимает жизнь, как ряд увлекательных событий и как источ­ник способностей личного развития ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ и роста. Все это обуславливает огромную устойчивость на действия, вызывающие стресс и поболее эффективную социальную адаптацию.

Большая часть юных людей подвергаются опасностями криминализации, которая вызвана отсутствием социальноэкономичес­ких ресурсов (бедности) посреди общности, где они живут. Это представляет собой о­кружающая среда, которая состоится в преобладающей собственной части ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ из безработных юных людей, а это инициирует их занимание торго­влей наркотиков. Они растут в нехороший домашней среде. В их преступных проявлениях почти всегда наблюдается насильное поведение, пока в других бывают непостоянные криминальные деяния (Kemp, Q., 2002). Эта соц среда представляет нам лиц со след­ующими недочетами в их развитии: физические, чувственные ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ, пси­хологические и умственные. Эти личностные свойства при отсутствии положительного выбора поведения являются суровой предпосылка к деструктивной и рецидивной деятельности юных людей.

Юные люди являются обособленной рисковой категорией, которая отождествляется высочайшей импульсивностью и нейротичностью. У их маленький самоконтроль, сопровожденный разрушительным восприятием, и вызывающее отношение к окружающим. Их ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ поведение в пуб­личном пространстве детерминируется как девиантное с посто­янными преступными деяниями с насильным нравом. Эти особеннос­ти ведут к сильной чувствительности, на которой акцентируется при коррекционной интервенции.

2.Мотивация совершителя насилия – фактор, который трудно установить не только лишь из-за сопротивления исследованного открывать себя в ситуациях с высочайшей значимостью для личности ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ, которую он не может держать под контролем, да и так как в процессе ее формирования огромное количество причин (интро и экстра психологические), которые терпят конфигурации в процессе действий и совершении самого злодеяния. И тем паче поведение человека – поли мотивированно.В то же время, имея в виду конкретные ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ происшествия, животрепещущий психический и соц статус личности имеет один главный мотив в организации и реализации конкретно этого поведения, на этом месте и в этот момент.

Случаи, по которым работалось в практике, обычно относятся к насилственым злодеяниям, чьи расследования проходят трудно либо получают широкий публичный отзвук. В реальном обобщении мы основываемся теми ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ, которые достигнули до недвусмысленного доказательства сопричастности исследованных лиц. На базе нашей практики можно сказать, что в большой части случаев мотивы совершителей насилия – в главном личностно эгоцентричные и чувственные, формированные сверх ситуативное и связанные приемущественно с осязаемой вещественной зависимостью от положения и действий жертвы.Более редчайшие случаи,к примеру при совершения ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ умышленного убийства, в каком идет речь об чувственной зависимости к жертве, сопровожденной сильными и устойчивыми негативными чувствами, которые приводят к желанию самоутверждения через месть.

Мотивы совершителей умышленных убийств могут быть классифицированными на базе содержательных и динамических черт, т.е. с одной стороны сообразно потребностям, которые удовлетворяют криминальный акт (чувственные ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ, алчные, связанные с эталонами и ценностями совершителя) а так же и с другой – контекст и причина возникновения мотивации для совершения поступка (ситуативные, импульсивные, с предысторией и сверх ситуативные, т.е. такие, которые демонстрируют предумышленность). Степень ситуативности мотивов в контексте потребностей в случаях, по которым мы работали, помогает для диферинцированния сообразно ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ тому циничные они, охраняющие себя (включительно, для того чтоб упрятать другое криминальное деяние) либо личностно эгоистичные (битовые, себеактуализация).

Совершители убийства с алчными мотивами в целом личности нижних соц слоев, грубые и очевидно брутальные, что стоит в базе их самооценки и самоутверждения. У их мотивация злодеяния ясно формулированная, а чувство вины очень ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ редуцированно. Формирование мотивов злодеяния происходит при стремлении для конкретного ублажения потребностей, сопровождено слабенькими и не действенными механизмами для социальной регуляции поведения, которое определяет примитивность личного функционирования. В доказательство этому – наличие прямой связи меж представлениями о вещественном обеспечении, чувстве защищенности и самооценкой. Независимо импульсивно либо сверх ситуативно формировалась мотивация – не достаточно возможно, что ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ она поменяется:

§ чувственно целевые убийстваиз нашей практики обычно организованные сверх ситуативным генезисом мотиваций. Они связаны с чувством зависимости и проистекающей из этого травмы самолюбия и эмоций как сильное разочарование, неуверенность, гнев, ненависть, ревность и т.д., которые включают брутальные действие.В случаях, в каких зависимость вещественная мотив ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ убийства не мелочный, а связан больше с проистекающей от этого личной зависимостью и безысходностью, ведущей к интенситификации брутальных импульсов и их направление к „Нехорошему объекту”. Это гласит о том, что находится сильный и крепкий регресс у убийц, связанный как с наличием предумышленности и подготовки в этих случаях, так и ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ со спецификами в защите и их поведении. Эти люди не дифференцируется по соц статусу либо умственному уровню, но о их, как и о других можно сказать что те, которые с более высочайшей социальной компетенцией действуют более организованно и прилагают больше усилий для собственного отдаления от варианта.

Не хватает случаев в нашей ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ практике, в каких убийство было бы мотивированно ценностями и соображениями принципов.

§ ситуативно-импульсивная мотивацияубийства является ведущей для простых личностей, которые находятся под спиртным опьянением либо под воздействием других веществ, влияющих на психику. Это приводит к стеснению сознания и уменьшению и без того слабеньких у таких индивидов соц и интро психологических ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ устройств самоконтроля.

§ импульсивно целевые убийства основанные на истории отношений убийцы и его жертвы происходят в ситуациях, близких к умышленным с той различием, что убийца, ощущая себя в угрозы и зависимым от жертвы, отыскивает конвенциональный метод разрешить делему, но не находя таковой способности приступает неосознанно к конструктивным импульсивным действиям, сопровожденным ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ сильным аффектом и стеснением сознания. В этих случаях поведение и воля жертвы дают свободу скопленной злости и предрасполагают к насилию и оказывают существенное воздействие в сторону конфигурации первичной мотивации.

В практике мы сталкивались в главном с правонарушителями с сверх ситуативно формированными мотивами.Типично то, что эти мотивы или ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ чувственные, или алчные по содержанию и обслуживают циничные и личностно эгоистичные потребности. Независимо о ком речь идет – о мужиках либо о женщинах; с более высочайшими либо низкими возможностями и статусами, эта мотивация настраивает их на убийство с целью приобретения вещественных либо эгоцентрических благ либо для редуцирования травм самолюбия ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ в связи с потерей таковой выгоды.При реализации собственных криминальных целей они следовали продуманный план для совершения убийства и для убежища собственной сопричастности и не имели склонность нарушать его. Не глядя на видимое почти всегда чувство вины, правонарушители делают огромные усилия, чтоб юридически оправдать себя.

§ что касается третьего нюанса просмотра ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ мотивации совершивших убийствоможно сказать что те, которые с циничной настройкой действуют жестко и решительно, нередко по заказу, их мотивы устойчивы и прагматично продуманные.

Лица, которые спровоцированные на убийство желанием предостеречь себя от вреда и наказаний по поводу других собственных поступков – импульсивно мотивированны и действуют беспорядочно, панически и зверски.

Совершившие убийство по ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ личностно эгоистичным мотивам, массовые в этой систематизации. Здесь убийцы в большинстве случаев знакомы и близки с жертвами, в контексте чего, формируется и криминальная мотивация. Конструктивные и брутальные деяния к жертвам этого типа преступников обычно планированы и предшествованы неуспешными попытками управится с ситуаций, в большинстве случаев из-за отсутствия личных ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ возможностей у агрессоров. Эти злодеяния с сильным чувственным зарядом и сопровождены проявлением беспощадности, средством которой убийца отреагирует на сильные отрицательные эмоции к жертве.

Из изготовленного анализа оформляется обобщение, что большущая часть совершенных предумышленных убийств, при которых работали и с психологами – являются сверх-ситуативными, чувственными и личностно эгоцентрично целевыми. На ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ этой базе мы в состоянии сделать вывод, что обычный насильниксамовлюбленно ранимый с инфантильной личной организацией и склонный испытывать зависимость к другим личностям, что принуждает его переживать массивные отрицательные эмоции и чувство безвыходности при проблемных отношений с ними. Это в большинстве случаев определяется внутренней непостоянностью и инфантильностью, нехватка ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ гибкости в перегруженных чувствами и высочайшей индивидуальной значимостью. Мотивы насилияглубочайшие, обслуживают эгоцентрические потребности,связанные с сохранением целости слабенького„Я”правонарушителя, потому они устойчивы и с сильным чувственным зарядом и в моменте совершения только тяжело могут быть деактуализированны через психологическую обработку. Это приводит к плановому соразмерению криминальных действий до чувственной реакции через зверство и ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ беспощадность и до переживания вины, которые очень подавлены доминирующим чувством самосохранения, усиленно нестабильной вследствие злодеяния кризис интегритета заурядно нестабильного „Я” насильника.

3.Главные понятия насилия обрисовывает механизм, использованный совершителем, чтоб завладеть жертвой, после того как он к ней уже приблизился. Он тоже делится на: моментальный, внезапный и заученный ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ. Из-за вероятности, что возникнет неясность в определении способа нападения, может быть, было бы более подходящим, если обрисовывать его терминологией использованного орудия:

§ Вербальная угроза, подкрепленная употреблением смертоносной силы: „Делай, что я для тебя говорю либо я тебя убью!”;

§ Вербальная команда и угроза, содержащая смертоносную силу; контролирующая сила с пистолетом: „Делай, что ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ я для тебя говорю либо я тебя пристрелю!”;

§ Моментальной нападение сзади, с сопутствующим употреблением контролирующей силы, и т.д.

Способ приближения может, но не всегда, содержать способ нападения. Эта концепция ключ к осознанию того, на что способен совершитель и что ему присуще делать на данном месте с данной жертвой.

Способы ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ контроля, использованные напающим, содержат деяния, осуществленные, чтоб держать под контролем, манипулировать и ограничить жертву, как и хоть какой вид деяния со стороны жертвы, использованные для самозащиты. Как, к примеру, направленная к контролю сила (внедрение наручников); вербальная угроза с контролирующей, наказывающей, сексапильной либо смертоносной силой (к примеру, присутствие ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ пистолета).

Один из важнейших для определение насилия это – так именуемый modus operandi. Modus operandi – латинский термин, который значит метод деяния. Он относится к поведению совершителя, содержащему деяния, нужные для целей удачного воплощения нападения, т.е. термин, дает направление к методам совершения злодеяния – „как”. Способ деяния разделен от мотивов насильника ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ либо от его почерка, так, что они дают направление к тому „почему” случилось данное грех. Криминальный способ деяния обхватывает заученное поведение, которое развивается во времени. Он может совершенствоваться, если совершитель станет более опытным, утонченным и соответственно может деградировать из-за отвратительного психологического состояния либо потребления контролирующих субстанций. В ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ обоих случаях способ деяния совершителя многофункциональный по собственной природе. В большинстве случаев он содействует (либо не содействует) одной и поболее из нижеуказанных 3-х целей: защита идентичности совершителя; обеспечение удачного совершения злодеяния; помощь при побеге совершителя. Основная типология методов содержит деяния, но не только лишь, как детализированное планирование перед нападением ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ, выбор места нападения; внедрение орудия; внедрение ограничителей; предохраняющие средства; обеспечивание мобильности и т.д.

Значим факт, что у метода деяния нет связи с мотивами совершителя, который содержит внутри себя причину совершения злодеяния. Мотивы бывают раскрытыми средством подчерка насильника.

Основываясь на собственный актуальный опыт, насильник может выяснить вещи, которые не только лишь посодействуют ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ ему при усовершенствовании способа деяния, да и предложат информацию о его личности и образе жизни. К примеру, уровень образованности, проф опыта, преступного опыта и т.д. Некие из насильников смотрят с не малым энтузиазмом за преступными публикациями по телевидению и в прессе. Принципиально для психологов, участвующих ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ в расследовании, уделять свое внимание на такие источники инфы, чтоб взять под внимание как они воздействую на данного совершителя, к примеру в случаях серийного убийства. Схожая информация может, не только лишь навести правонарушителя на способы предохранения, которые он должен принять, чтоб сохранить свою личность, но может и надоумить других ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ преступников к копированию получивших публичность злодеяний и так уклонить следы от себя (к примеру, залить кого-либо кислотой).

Настроение совершителя оказывает влияние на уровень его злости при нападении и на метод, которым он реагирует на жертву и место происшествие. К примеру, насильник, который поругался с подругой либо женой за ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ несколько часов до нападения, будет характеризирован намного более высочайшими уровнями злости в сопоставлении с прошлыми нападениями, где не находился этот фактор. Как следствие этого фактора будет находиться более низкая степень планирования и контроля при злодеянии. Ранения на жертве могут тоже быть томными, но здесь будет находиться подчерк совершителя.

В теме о ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ методе деяния можно упомянуть и так именуемый „ИКС- фактор”, который представляет каждое не планированное воздействие на поведение во время нападения. Успешное выполнение нападения находится в зависимости от событий, подчиненных их фантазиям и ожиданиям. Под воздействием реальных критерий, места происшествия, жертв и других наружных причин (времени, возникновения очевидца и т.д ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ.) может быть, что эти ожидания не реализуются. Такие „ИКС-факторы” могут вынудить совершителя импровизировать, вынудить его отстраниться стремительно либо само нападение может повернуть в внезапную и ненужную сторону.

Осознание того, как и почему развивается метод деяния определенного совершителя – один из главных источников инфы для психолога: он не может ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ раскрыть то, что совершитель обдумывал либо не обдумывал, то, что он планировал либо не планировал. Другие принципиальные элементы при описании черт места происшествия – орудия, употребление силы и сопротивление жертвы.

Не все совершители употребляют орудие во время атаки – так как не могут его достать, из-за отсутствия необходимости ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ его иметь. Для преступного профиля принципиальные вопросы, связанные с орудием – какое оно (ножик, пистолет, камень и т.д.); кому оно принадлежит; как оно попало на место злодеяния; где его отыскали (рядом с жертвой, не найдено и т.д.); когда, во время злодеяния оно применено и как.

§ Степень силы, которую насильник желал использовать ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ во время злодеяния, указывает часть его потребностей и мотивов. Нужно сделать оценку не только лишь использованной силы в способе нападения, да и метод, которым эта сила оказала, рефлектировала на остальную часть поведения совершителя; когда совершитель использовал силу и с какой целью. С другой точки зрения, можно сделать анализ силы, которую ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ не использовали, таковой анализ не вероятен без наличия живой жертвы и интервью, направленного к поведенческому анализу. Что касается потребления силы – может быть, что ранений у жертвы нет. Принципиально, чтоб это было документировано как элемент сотворения представления по вопросу силы. Все-же нужно направить внимание на факт, что ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ отсутствие свидетельств потребления физической силы не исключает ее наличия – есть различные формы насилия.

Что касается сопротивления жертвы, в литературе рассматриваются несколько категорий. Они делают акцент не на физическое либо вербальное сопротивление, а на пассивность и ее отсутствие. Ответ жертвы к собственному нападающему находится в зависимости от ее актуальной истории, ее ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ личного опыта и осознания мира вокруг нас и своей личности. То, что для одной жертвы кажется экстремальным поведением, для другой таким не является. Это опять припоминает о необходимости делать виктимологическую картину до того как оценивать какую-либо часть поведения жертвы: поначалу нужно осознать, кем была жертва и только после чего ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ – причину ее реакции. В практике обусловились несколько категорий:

§ Согласие жертвы. Термин употребляется в случаях, когда жертва соглашается с желаниями совершителя уверенно и без колебаний. Определенные жертвы спрашивают совершителей, что в состоянии сделать, чтоб удовлетворить их и таким макаром быть отпущенными без ранений. Это не значит, что в случаях ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ обоюдного согласия не было совершено грех. Причина подобного поведения – ужас и смирение с тем, что случится.

§ Пассивное сопротивление. Термин употребляется в случаях, в каких жертва кидает вызов совершителю неагрессивным методом, не подчиняясь его приказам либо отказывая, есть при долгом периоде похищения. Это несогласие тоже вид сопротивления – физического и ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ психического.

§ Вербальное сопротивление. Это термин, который обхватывает вербальный тип сопротивления жертвы. Это может быть жертва, которая зовет на помощь, орет, когда на нее нападают, просит о милости, вербально отказывает подчиняться приказам либо пробует вести переговоры.

§ Физическое сопротивление. Оно находится в случаях, когда жертва отвечает нападающему физической силой – лупит его, царапает, кусает, лупит ногами и ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МОДЕЛЫ НАСИЛИЯ В ПСИХОЛОГИИ И КРИМИНАЛИСТИКИ т.д.

Очень нередко психологи рассматривают случаи предполагающие сексапильное насилие. Природа сексапильного акта, если такая есть, дает важную информацию о действиях и подчерке совершителя. Это может стать при помощи вещественных доказательств и, в особенности, при помощи показаний очевидцев и жертвы.


teoreticheskie-osnovi-ponyatiya-naturalnogo-chisla.html
teoreticheskie-osnovi-predpriyatiya.html
teoreticheskie-osnovi-prodvizheniya-torgovoj-marki.html