Теории и модели психологического стресса

С именованием Р. Лазаруса [118, 119, 368–379] связана разработка когнитивной теории психического стресса, базу которой составляют положения о роли личной познавательной оценки опасности неблагоприятного воздействия и собственной способности преодоления стресса. Угроза рассматривается как состояние ожидания субъектом вредного, ненужного воздействия наружных критерий и стимулов определенного вида. «Вредоносные» характеристики стимула (критерий) оцениваются по чертам интенсивности его воздействия Теории и модели психологического стресса, степени неопределенности значения стимула и времени воздействия, ресурсов индивидума по преодолению такового воздействия. В этих критериях ресурс индивидума (субъекта) в главном характеризуется состоянием и потенциями ряда компонент психической структуры субъекта.

R. Lazarus [362] высказал предположение о том, что адаптация к среде определяется чувствами. В его теории когнитивные процессы обусловливают Теории и модели психологического стресса как качество, так и интенсивность чувственных реакций, при этом краеугольным камнем является когнитивная оценка, детерминируемая взаимодействием личных причин индивидума с теми стимулами среды, с которыми он сталкивается. Качество и интенсивность эмоции и результирующее поведение зависят от когнитивной оценки значимости реального либо антиципирующего взаимодействия со средой, определяемой исходя из благополучия Теории и модели психологического стресса личности.

Подчеркивая специфику психического стресса и отличие от био и физиологических его форм, Р. Лазарус [118] уделяет свое внимание на необходимость использования адекватных понятий: «Психологические механизмы обязаны иметь хороший нрав от физиологических, относясь к психическим, а не физиологическим процессам. Мы можем находить формальные параллели и связи, но процессы не являются Теории и модели психологического стресса тождественными, и мы не можем разъяснить зависимость в одной системе, используя понятия, придуманные в другой» [c. 191].

Создатель выдвигает идею опосредованной детерминации наблюдаемых при стрессе реакций. По его воззрению, меж воздействующим стимулом и ответной реакцией включены промежные переменные, имеющие психическую природу. Одним из таких психических процессов является оценка опасности, которая представляет Теории и модели психологического стресса собой предвосхищение человеком вероятных небезопасных последствий воздействующей на него ситуации.

Процессы оценки опасности, связанные с анализом значения ситуации и отношением к ней, имеют непростой нрав: они состоят не только лишь из относительно обычных перцептивных функций, да и процессов памяти, возможности к абстрактному мышлению, частей прошедшего опыта субъекта, результатов Теории и модели психологического стресса его обучения и т. п.

Понятие опасности является главным в концепции Р. Лазаруса, когда он обрисовывает установленный в эмпирических исследовательских работах непростой комплекс явлений, связанных с поведением человека в тяжелых критериях. Так, по его воззрению, угроза порождает защитную деятельность либо защитные импульсы, владеющие теми же чертами, которые обычно приписываются Теории и модели психологического стресса чувственным состояниям. Они ориентированы на устранение либо уменьшение предполагаемых небезопасных воздействий и выражаются в различном отношении к последним, к примеру, в отрицании, преодолении ситуации либо принятии ее. Природа защитных устройств зависит как от ситуационных (нрав стимула, его локализация, временные свойства и т. д.), так и личных причин (умственные способности Теории и модели психологического стресса субъекта, мотивация, прошедший опыт, предпочтение тех либо других защитных реакций, убеждения, удерживающие от неких решений и т. д.). Р. Лазарус, но, не открывает, каким образом осуществляется эта зависимость, каковы аспекты появления того либо другого защитного механизма. Принципиальной чертой его концепции является требование учесть личный, уникальный нрав структуры личности Теории и модели психологического стресса каждого человека, которая обусловливает различия меж людьми в отношении процессов оценки опасности и преодоления стресса.

Р. Лазарус подчеркивает необходимость разделения оценок опасности от оценок процесса ее преодоления. С момента оценки опасности воздействия начинается процесс ее преодоления с целью устранения либо уменьшения ожидаемого вредного эффекта. Нрав, интенсивность этого процесса зависят от когнитивных Теории и модели психологического стресса оценок сочетания купирующих способностей субъекта и требований к нему.

Так как угроза является решающим фактором психического стресса, встает вопрос о его аспектах. Неявным образом создатель воспринимает за таковой аспект разные проявления стресса, повышенное внимание посреди их уделяя физиологическим индикаторам. Он считает, что каждый физиологический индикатор опасности дает Теории и модели психологического стресса какую-то специфическую информацию об ориентациях индивидума по отношению к угрожающему стимулу. В целом, по воззрению Р. Лазаруса, анализ разных категорий реакций и их компонент (вегетативные либо биохимические реакции, поведенческие конфигурации) дает нам лучший ответ о природе психических процессов, которые мы хотим осознать.

Это положение имеет принципиальное значение для оценки Теории и модели психологического стресса концепции Р. Лазаруса в целом. Оно свидетельствует о том, что, признавая, с одной стороны, высококачественное своеобразие психического стресса, несводимость его к физиологическим процессам, он, с другой стороны, делает уступку бихевиоризму в вопросе о аспектах стресса, полагая, что психическую природу последнего можно установить на базе конкретно наблюдаемых реакций. Таким макаром Теории и модели психологического стресса, справедливо отметив недочеты анализа психического стресса, базирующегося на исследовании его наружных проявлений и физических черт стимула, Р. Лазарус оказался не в состоянии преодолеть их, что привело к внутренним противоречиям в его теоретической схеме.

Данная теория позволяет сделать ряд принципиальных выводов. Во-1-х, схожие наружные действия могут являться либо не Теории и модели психологического стресса быть стрессовыми для различных людей, – личностные когнитивные оценки наружных событий определяют степень их стрессорного значения для определенного субъекта. Во-2-х, одни и те же люди могут одно и то же событие в одном случае принимать как стрессорное, а в другом – как обыденное, обычное. Эти различия могут быть связаны Теории и модели психологического стресса с переменами в физиологическом состоянии либо в психологическом статусе субъекта.

Таким макаром, когнитивная теория стресса базирована на положениях о ведущей роли в его развитии:

– психологического отражения явлений реальности и их личной оценке;

– познавательных процессов преобразования инфы с учетом значимости, интенсивности, неопределенности событий;

– личных различий реализации этих процессов и в оценке Теории и модели психологического стресса личной угрозы, вредности (степени опасности) стимулов.

Когнитивная теория стресса отражает представление о том, что, во-1-х, взаимодействие человека и среды в определенных адаптационных критериях повсевременно подвергается изменению. Во-2-х, для того чтоб связь меж этими переменными была стрессовой, должна быть заинтригованность, высочайшая мотивация в достижении результатов. По другому Теории и модели психологического стресса говоря, человек должен представлять, что его взаимодействие (трансакция) с рабочей средой является релевантным к личным целям, имеющим принципиальное значение. В-3-х, психический стресс появляется только тогда, когда человек оценил, что наружное и внутреннее требования вызывают чрезмерное напряжение сил либо превосходят его ресурсы.

Так как человек обычно стремится поменять то, что является Теории и модели психологического стресса ненужным либо недостижимым, то стресс значит быстрее динамический процесс, чем статическое состояние. Психическое состояние меняется в протяжении времени и зависимо от различных критерий среды. Связь меж человеком и средой не бывает неизменной в течение определенного времени либо в период от выполнения одной задачки к другой. Этот Теории и модели психологического стресса принцип становится понятным, если в исследовательских работах употребляется исследование внутрииндивидуальных связей в дополнение межиндивидуальным либо нормативным с тем, чтоб следить степень стабильности либо изменчивости реакций в протяжении времени и зависимо от адаптационных критерий.

Обобщая материалы исследовательских работ по разработке когнитивной теории психического стресса, выполненные Р. Лазарусом, его сотрудниками и Теории и модели психологического стресса другими исследователями, необходимо подчеркнуть, что исследование этой препядствия характеризуется теоретическим и экспериментальным разнообразием, также противоречивостью результатов исследовательских работ. Но при всех различиях в подходах к исследования психического стресса меж ними имеется принципное сходство. Оно состоит в стремлении найти психическую суть стресса через регистрируемые характеристики. Но, как писал С.Л. Рубинштейн Теории и модели психологического стресса: «… для того чтоб по наружному протеканию поведения можно было найти его внутреннюю психическую природу, психика, сознание должны существовать в подлинном смысле слова, другими словами не быть бездейственным эпифеноменом» [187, c. 306]. Другими словами, нужно узнать роль психологического в детерминации поведения человека в сложных критериях.

Когнитивная теория психического стресса получила свое предстоящее развитие Теории и модели психологического стресса в работах ряда забугорных исследователей. Сначала следует именовать теорию «пессимистического пояснительного стиля». C. Peterson и M.E.F. Seligman [427] и модель «убеждений о здоровье» J.M. Rosenstock, V.J. Strech, M.H. Becker [444].

Невзирая на то, что когнитивная теория стресса продолжает развиваться и совершенствоваться, она повсевременно подвергается критике Теории и модели психологического стресса. S. Hobfoll [344] утверждает, что модель тавтологична, очень сложна и не предугадывает вероятных вариантов, отклонений. Чрезмерным, по его воззрению, является внимание к процессам восприятия и понимания ситуаций, что ограничивает осознание роли потребностей в их избегании, построение стратегий предупреждения стресса не отражает значение ресурсов человека в этом процессе.

S. Hobfoll считает, что Теории и модели психологического стресса людские ресурсы включают предметную сферу (поведенческая активность), ресурсы состояния, личностные свойства и энерго характеристики. Психический стресс развивается при реальной либо воображаемой потере части ресурса либо задержке с восстановлением потраченного ресурса. В этой теории расход ресурса играет центральную роль. Стрессогенным является не само по себе актуальное событие (смена работы, обмен Теории и модели психологического стресса жилища, прекращение знакомства и т. п.), а связанная с этим утрата какой-нибудь актуальной позиции – утрата статуса, заработка либо власти, смена обычных средств труда, утрата самоуважения и т. д.

Он считает также, что люди употребляют разные методы компенсации утрат: это может быть прямое их возмещение или компенсация Теории и модели психологического стресса, переоценка ситуации и переключение внимания на выигрышные моменты новейшей ситуации.

В этой теории симпатичной является принципная возможность оценить стресс через категорию утраты какого-нибудь ресурса, но, остаются неясными методологические подходы к измерению этого показателя.

Любая из приведенных выше теорий и моделей стресса занесла приметный вклад в развитие и осознание этого явления Теории и модели психологического стресса, но любая из их имеет и свои ограничения. Большая часть из этих ограничений проявляется при переключении с анализа стресса на каком-то одном уровне функционирования человека на более широкий, интегративный уровень анализа и представления о сути стресса.

Прямое перенесение положений о физиологических особенностях развития и проявления стресса в область Теории и модели психологического стресса психологии оказалось не много продуктивным. По воззрению Р. Лазаруса [368], физиологический и психический стресс значительно различаются меж собой по особенностям воздействующих стимулов, по механизму его развития и нраву ответных реакций. Если при физиологическом стрессе происходит нарушение гомеостаза при конкретном воздействии стимула на организм, а его восстановление осуществляется висцеральными и нейрогуморальными механизмами Теории и модели психологического стресса, которые обусловливают стереотипичный нрав реакций, то психический стресс развивается в итоге оценки значимости ситуации для субъекта, его умственных процессов и личных особенностей.

Общим для всех моделей психического стресса будет то, что в их определялась его суть приемущественно через регистрируемые характеристики. С этой точки зрения можно выделить два Теории и модели психологического стресса подхода при их исследовании. 1-ый подход – прямое сравнение психических черт состояния с физиологическими показателями и результативностью деятельности. В данном случае физиологические характеристики и конфигурации в поведении употребляются в качестве индикаторов психического стресса. Типично что H. Wolff [503] в собственной модели рассматривает стресс через призму физиологических реакций на социально-психологические стимулы, а в Теории и модели психологического стресса модели B. Dohrenwend [301] стрессовая реакция на подобные стимулы выражается в поведенческой форме. Основной недочет этих моделей заключается в отсутствии разъяснений в различии реакций на угрожающий стимул.

2-ой подход основывается на стремлении изучить психическую природу стресса, раскрыть психические предпосылки и закономерности проявления тех либо других наружных реакций, которые рассматриваются только Теории и модели психологического стресса как индикаторы психологических процессов. Сторонники этого подхода в собственных моделях в качестве ведущих признаков стресса определяют разные психические переменные: H. Basowits, H. Persky, Sh. Korchin, R. Grinker [249] – реакцию волнения, вызванную опасностью неудовлетворения главных нужд, F. Alexander [237] – чувственные причины, R. Lazarus [374] – оценку человеком опасности, D. Mechanic [397] – адаптацию к Теории и модели психологического стресса условиям ситуации и к своим эмоциям и т. д. Они, хотя и в разной степени, считают, что физиологические реакции человека при стрессе связаны с психическими переменными и взаимно обоснованы.

Трудность анализа рассмотренных моделей связана с различиями в определениях и истолкованиях понятия «стресс» создателями моделей, что препятствует концептуальной интеграции познаний о Теории и модели психологического стресса стрессе. Так, D. Mechanic определяет стресс в понятиях реакций индивидов на ситуацию, H. Basowitz и его коллеги – как качество ситуации, которое не находится в зависимости от дела индивидума к ней, H. Selye, B. Dohrenwend и некие сторонники механической модели определяют стресс как создающее помехи состояние, являющееся внутренней реакцией на стрессоры Теории и модели психологического стресса. F. Alexander стресс рассматривает и как качество стимула, и как реакция индивидума на него, R. Scott и A. Howard это состояние определяют через категорию напряжения.

Некие модели содержат спорные допущения. Непонятно, что стрессовое событие для 1-го человека непременно будет таким и для другого, как считает H. Basowitz. F Теории и модели психологического стресса. Alexander и H. Wolff в собственных моделях допускают, что любые стимулы, воспринимаемые индивидумом как стрессовые, непременно будут вызывать физиологические и психические последствия вредного нрава. Теория пояснительных стилей (C. Peterson и M. Seligman [427]) довольно отлично отражает состояния, связанные с некими злосчастными вариантами и заболеваниями, но не очень подходит для разъяснения депрессии Теории и модели психологического стресса, возникающей после стресса. В теории «самоэффективности» A. Bandura [246] недостаточно верно обусловил истоки и механизмы формирования у субъекта убеждений в собственных способностях заранее ощутить надвигающуюся опасность и приспособить свое поведение для ее предотвращения.

Сравнение теорий и концепций психического стресса указывает, что они отражают два ракурса содержательной свойства стресса: с одной Теории и модели психологического стресса стороны, процессуальную и регулятивную, с другой стороны – предметную и соотносительную (причинно-следственную). Эти два нюанса одной задачи тесновато меж собой связаны – неважно какая проф деятельность может порождать психические предпосылки развития стресса либо отражение в психическом статусе и в поведении эффектов неблагоприятного воздействия причин физической и социальной среды, также Теории и модели психологического стресса как хоть какой психический стресс внутриличностной и межличностной природы находит свое отражение в поведенческой, в том числе и рабочей активности человека.

Анализ современных концептуальных подходов к исследованию процессов зарождения и проявления психического (проф) стресса проведен А.Б. Леоновой. Она выделила три главных направления, объединяющих разные теории, модели, концепции Теории и модели психологического стресса развития стресса, а конкретно: экологическое, трансактное и регуляторное. «В первом из их стресс понимается как итог взаимодействия индивидума и среды; во 2-м – как индивидуально-приспособительная реакция человека на отягощение ситуации; в третьих – как особенный класс состояний, отражающий механизм регуляции деятельности в затруднительных условиях» [121, c. 7].

Лаконичный обзор разных теорий и Теории и модели психологического стресса моделей стресса свидетельствует о том, что любая из их рассматривает, учитывает в большей степени какую-либо одну сторону многогранной трудности. Продвижение вперед в осознании этого явления просит предстоящего развития как отдельных теоретических положений, так и их сравнения, совмещения для получения более цельной картины. Те трудности, которые стоят на пути предстоящего исследования Теории и модели психологического стресса стресса и, а именно, его психических качеств, связаны также с отсутствием принятого его определения, узенькой концептуализацией, отсутствием обобщающей, системной модели, которая могла бы содержательно отразить особенности функционирования организма и психологической детерминации этого процесса на всех уровнях и шагах развития стресса.

Не считая того, есть суровые методологические трудности, связанные с Теории и модели психологического стресса измерением стресса. Является ли стресс независящей переменной? Если да, то что можно сказать о наружной неочевидности причин, которые могут время от времени вызывать его? Как надо рассматривать различия меж индивидумами и у определенного индивидума, но в различных ситуациях, в способностях (ресурсах) купирования стресса? В чем заключаются особенности и различия Теории и модели психологического стресса деяния на организм человека различных стрессовых ситуаций: навязанных, приписанных, придуманных, избранных и т. п.? Каково соотношение генетических и социокультурных причин в происхождении стресса? Эти и многие другие вопросы пока остаются без ответа.


teoretiko-metodologicheskie-podhodi-k-postizheniyu-istorii.html
teoretiko-mnozhestvennie-operatori.html
teoretiko-prikladnie-i-prikladnie-issledovaniya-v-sociologii.html